И ВСЁ БЫ, КАК НАДО…

Звенит на ветру в кронах колкий хрусталь.
Сковала гладь озера стылая сталь.
Скользит по ступеням зеркальным стопа.
Сечет и сечет ледяная крупа.
Наносит на стёкла зима татуаж,
устроив из окон домов вернисаж.
И всё бы, как надо: мороз, как мороз
до дрожи в коленках, до стынущих слёз.
В подъезде скрипучей двери в унисон
собака скулит и дрожит, видя сон.
Ей снится хозяин сквозь зыбкую мглу:
остывшее тело на теплом полу.
Старик одинокий, возлюбленный друг
и в тёмном окошке луны бледной круг…
Приехал внук деда, квартиру продал.
В наследство собаке достался подвал.
И всё бы, как надо, но вскоре жильё
забрало из ЖЭКа к продаже жульё.
Теперь в доме бритые есть сторожа,
а ей остаётся быть в роли бомжа.
Звенит на ветру в кронах колкий хрусталь.
Собачее сердце сковала печаль.

МАНЕКЕНЫ

В. Мухин

Судеб сведённых
Разбитая чаша,
Чувств нераскрытых
Угасшие блики.
Сигнализация
Звуками пляшет.
Друг против друга
Застывшие лики.
Чаша ли это?
Быть может витрина
Кем-то разбита
И воет сирена.
Мчат полицейские…
У магазина
Нет никого…
Только два манекена.