Мир распахнулся июлем,
звёздным шатром небосвода.
Цокают, цокают пули…
Взрывы всю ночь до восхода.
Рык отдалённого грома.
Трепет встревоженной кроны.
У переправы Харона
слышится марш похоронный.
Где-то в листве на опушке
в страхе умолкла кукушка.
Жизнь у кого-то на мушке…
Ухают, ухают пушки.
В клочья разорваны липы.
Смерть и собаку достала.
Слышатся детские всхлипы
в зеве сырого подвала.
Мать своё чадо не слышит –
раной разорваны брови.
Мокнут оглохшие мыши
в лужах растёкшейся крови.
Хочется крикнуть: «Не надо!
Господи, где Твоя воля?»
Не устаёт канонада.
Взрывами вспахано поле.
Смешана кровь с чернозёмом,
пули с гончарною глиной.
Смотрит израненным домом
Юго-Восток Украины.